Алипий (Константинов)

В Википедии есть статьи о людях с такими же именами и (или) фамилиями Алипий, Константинов и Константинов, Алексей
Иеромонах Алипий

Иеромонах Алипий (Алексей Константинов). Фотография II половины XIX века
Имя при рождении Алексей Иванович Константинов
Дата рождения 9 марта 1851(1851-03-09)
Место рождения Липниково, Рыбинский уезд, Ярославская губерния, Российская империя
Дата смерти 17 августа 1901(1901-08-17) (50 лет)
Место смерти Валаам, княжество Финляндское, Российская империя
Подданство  Россия
Жанр иконопись, религиозная живопись
Учёба Императорская академия художеств (1879—1882)
Стиль академизм
Покровители Игумен Ионафан
 Медиафайлы на Викискладе

Иеромонах Алипий (в миру — Алексей Иванович Константинов[Прим 1], 9 [21] марта 1851[Прим 2], деревня Липниково, Рыбинский уезд, Ярославская губерния, Российская империя[2] — 17 [30] августа 1901, Валаам, княжество Финляндское, Российская империя) — русский иконописец, иеромонах Валаамского монастыря, получил известность как создатель Валаамской иконы Божией матери, почитаемой в Русской и Финляндской православной церкви как чудотворная[3][4][5]. Алипий состоял членом комиссии по строительству Спасо-Преображенского собора Валаамского монастыря и колокольни при нём[6][7][8], руководил монастырской иконописной мастерской[9] и отделением иконописи художественной школы в монастыре[10][11][8].

Алексей Константинов обучался в Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге, был награждён малой серебряной медалью, но не сумел закончить обучение из-за проблем со здоровьем[12]. Яркая и неоднозначная личность художника привлекала внимание современников. Об Алипии писали путешественник и журналист Василий Немирович-Данченко, писатель, публицист, представитель консервативно-христианского направления общественной мысли Иван Шмелёв[13][14], русский поэт, драматург, переводчик Константин Случевский[15]. В архиве Ново-Валаамского монастыря сохранилось значительное число документов, связанных с его жизнью и деятельностью[16].

Интерес к жизни и творчеству Алипия в конце XX — начале XXI века возник после публикации[17] найденного в архиве Ново-Валаамского монастыря «Сказания о Валаамской иконе Божией Матери»[15][Прим 3].

Искусствовед Светлана Большакова считала, что творчество иеромонаха Алипия стало переломным эпизодом в развитии художественного стиля продукции валаамской иконописной мастерской. С его именем она связывала переход Валаамского монастыря (как в создании икон, так и в монументальных росписях) на принципы академической школы живописи[20].

Биография

Могила иеромонаха Алипия на Братском кладбище Валаамского монастыря
Надгробная плита на могиле иеромонаха Алипия (Алексея Константинова)

Алексей Константинов родился 9 марта (21 марта по новому стилю) 1851 года в семье мещан Константина Иванова и Матроны Васильевой в деревне Липниково Рыбинского уезда Ярославской губернии[2][Прим 4] Впечатлительный и склонный к уединению, он в юности мечтал оставить мир и уйти в монастырь[3]. 3 сентября 1875[Прим 5] года Алексей был принят в Валаамский монастырь как «проживающий для богомыслия и приобщения к монашеской жизни»[2]. 23 мая 1879 он стал послушником[24][21][25][26][7]. К этому времени он никогда не учился в учебных заведениях[Прим 6], но умел читать, знал священную историю и катехизис[27]. 12 мая 1884 года он принял постриг с именем Алипий[21][3][7] в честь преподобного Алипия Киево-Печерского, первого известного по имени русского иконописца[28][29]. 28 июня 1892 года Алипий был рукоположён в иеродиакона, а в 1893 — в иеромонаха[30][6][7][21]. В 1896 иеромонах Алипий был пожалован серебряной медалью для ношения на груди на Александровской ленте[31][7][21], а в 1896 году награждён набедренником[7][21].

Став известным иконописцем, Алипий сохранил смирение и скромность, часто исполнял «послушание за трапезой»[29]. Известно, что иконописец особенно почитал Божью Матерь. Соборную икону «Валаамской Божьей матери» он писал во время чтения братией акафиста в её честь[32][33]. Алипий скончался 17 августа 1901 года в день поминовения Алипия Киево-Печерского[33]. Краткая запись в метрической книге гласит: «…умер от ожога, погребён 18 августа. Погребение совершал

  • За месяц до кончины иеромонаха Алипия сгорел остров Сосновец.
  • За три дня до 17 августа во время ранней литургии молния пробила окно в куполе Спасо-Преображенского собора и на колокольне расщепила деревянную балку, к которой крепился колокол.

Однако, исследовательнице биографии иконописца не удалось найти никаких сведений о пострадавших при этих событиях в официальных документах монастыря[10].

Точное место захоронения его на Братском кладбище Валаамского монастыря не установлено, но сохранилось гранитное надгробие, на котором высечена надпись (с сохранением орфографии и грамматики оригинала):

«3десь покоится прах почившего о Господе иеромонаха Алипия, сконч. 17 августа 1901 г. 50 лет от рожд. Искусный иконописец и усердный труженик. Святии отцы и братия, не забудьте и меня, егда молитеся!»

Личность иконописца

Личность иеромонаха Алипия. Рассказывает сотрудница музея Валаамского монастыря Г. В. Гавриленко

Писатель Василий Немирович-Данченко во время своих путешествий по Российской империи встречался с Алипием в валаамской мастерской и описывал его как маленького, тщедушного человека, у которого золотистые волосы «на голове шапкой стоят, и никаким гребнем не разберёшь», с грустными добрыми глазами и бледным, кажущимся измученным лицом[34][35][36]. Он также отмечал авторитет, которым пользовался совсем юный инок у братии монастыря. Один из монахов так отозвался в его присутствии о живописце: «даровал ему Господь талант на пользу братии, — такой талант, коему и светские громогласные художники вотще позавидовать могут!». Когда писатель захотел лично познакомиться с Константиновым и посмотреть его работы, то он «сконфузился, покраснел, заторопился»[35][36]. Художник признался писателю, что после того, как задумывает картину, никогда не приступает сразу к исполнению своего замысла, ожидая вдохновения от Бога[37][36].

Немирович-Данченко был потрясён тем, как монастырь поощряет работу иконописца, — Константинову выписывали французские и английские «иллюстрации» на те сюжеты, над которыми он уже закончил работать. Публицист писал в книге «Мужицкая обитель»:

«Обидно и досадно становится за него. Живая душа, бьётся. Даже ещё хуже — не бьётся, а примирилась, считает место это лучшим на всей земле, а рясу свою и скуфейку — высшим счастьем… Понятно, если талант мало-помалу заглохнет. Скоро эти грустные глаза погаснут, а живое, выразительное лицо, на котором постоянно сменяются впечатления, примет сухую иноческую складку, — тогда и чистые линии рисунка огрубеют, нежные краски поблекнут, в фигурах умрёт жизнь, а из художника, обещавшего многое, выработается простой шаблонный иконописец…»

Писатель отмечал «женственную мягкость» иконописного стиля Алипия[34], называл его «Валаамским Рафаэлем»[35][36]. Несмотря на внешнюю хрупкость и специфику художественного стиля Алексей Константинов был настойчив и решителен: по утверждению Немировича-Данченко, одной из причин ухода в монастырь Алипия стал конфликт с родителями, которые не хотели видеть сына иконописцем[34], избивали его[40][39]. Большакова заметила, что Алипий выполнял те храмовые росписи, которые имеют в основе своей сложное символико-догматическое содержание[41].

Алипий состоял также членом комиссии по возведению каменного соборного храма с колокольней[6][7]. В бумагах Алипия сохранился набросок неизвестного акафиста Божией Матери, который, по мнению протоиерея Геннадия Беловолова — биографа Алексея Константинова, составлял сам иконописец[42].