Ошаканская битва

Ошаканская битва
Основной конфликт: Русско-персидская война 1826—1828
Дата 17 (29) августа 1827
Место Эриванское ханство
(Восточная Армения)
ныне Армавирская область
Итог Снятие осады Эчмиадзинского монастыря,
предотвращение вторжения персидской армии в Грузинскую губернию
Противники

 Российская империя

Персия
Эриванское ханство

Командующие

Красовский А. И.

Аббас-Мирза
Хусейн-хан

Силы сторон

2300—3000

30 000

Потери

24 офицера
1130 нижних чинов
весь провиант
имеются и другие данные

3000—3500
по персидским данным:
1000

Ошака́нская битва (арм. Օշականի ճակատամարտ), известная также как Аштара́кская битваШаблон:Sfn-g, — сражение, произошедшее 17 (29) августа 1827 года в ходе Русско-персидской войны 1826—1828 годов между армией наследника персидского престола Аббас-Мирзы и русским отрядом генерал-лейтенанта Афанасия Красовского.

В начале августа 1827 года персидская армия вторглась в Восточную Армению и, соединившись с войсками эриванского сердара Хусейн-хана Каджара, осадила Эчмиадзинский монастырь. Находившийся в 35 верстах от Эчмиадзина русский войсковой отряд генерала Красовского вместе с присоединившимися к нему армянскими и грузинскими добровольцами выступил на помощь к осаждённому монастырю и, несмотря на десятикратное численное превосходство персидской армииШаблон:Sfn-g, сумел пробиться сквозь заградительные кордоны противника, после чего в ту же ночь осада была снятаШаблон:Sfn-g. Во время битвы русский отряд понёс тяжёлые потери. Это был самый большой урон русской армии за все войны с ПерсиейШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g.

Наиболее ценные сведения о битве оставлены непосредственными её участниками: командиром отряда А. КрасовскимШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g, капитаном М. СоболевымШаблон:Sfn-g и декабристом Е. Лачиновым[Комм. 1][с 1]Шаблон:Sfn-g.

На ход битвы в огромной степени повлияли стоявшая в тот день изнурительная жараШаблон:Sfn-g и отсутствие водных источников на пути следования русского отряда. В значительной степени действия отряда сковывал обоз с провиантомШаблон:Sfn-g. Колонны двигались под плотным артиллерийским и ружейным огнём неприятеля. Пока русский авангард «прокладывал себе путь штыками», арьергард отбивал неистовые атаки иранцев с тыла. Противник, заняв выгодное расположение, наносил по русскому отряду фланговые удары. Следует также отметить, что успешному проходу отряда Красовского способствовали грамотные действия русской артиллерии, которая занимала наиболее выгодные высоты, и орудия под прикрытием стрелков насколько могли сдерживали атаки неприятеля. Ожесточение иранцев доходило до того, что, несмотря на тяжёлые потери от картечного и ружейного огня, они врезались в ряды русской пехоты, которая штыками отбрасывала неприятеля назадШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g.

В 18331834 годах по инициативе католикоса Епрема I Зорагехци и архиепископа Нерсеса Аштаракеци на средства монастыря и местных жителей в честь битвы был установлен памятный обелискШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g

19 апреля 2011 года состоялось торжественное открытие Ошаканского памятного комплекса «русским воинам-спасителям Первопрестольного Эчмиадзина, павшим в Ошаканской битве 1827 года»[с 2]

Предпосылки

Снятие осады Эривани Красовским

15 (27) июня для осады Эривани прибыла 20-я пехотная дивизия под командованием генерала Красовского. Лето 1827 года было чрезвычайно жарким и засушливымШаблон:Sfn-g. Температура доходила до 43 °R (53.7 °C) жары на солнце и 33 °R (41.2 °C) в тениШаблон:Sfn-g. Местный климат способствовал распространению массовых болезней среди солдат, недавно прибывших из РоссииШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g. Лихорадки и вспыхнувшая эпидемия дизентерии оставили в 20-й дивизии боеспособными не более 4000 бойцовШаблон:Sfn-g. Так, в августе командующий Кавказским корпусом генерал-адъютант И. Ф. Паскевич, описывая общее положение дел в русской армии на Кавказе, рапортовал Николаю I, что жара продолжалась, подножного корма не было, лошади были изнурены, а ⅓ войск находилась в госпиталях. В полках из 1800 человек в строю оставалось около 1000Шаблон:Sfn-g (за исключением гвардии, в которой число больных составляло не более 200 человек, а 900 оставалось под ружьём)Шаблон:Sfn-g. Ввиду сложившейся обстановки, было принято решение — снять осаду Эривани и до наступления осени отойти в горы.

Причиной снятия осады также было и то, что транспорт с провиантом и осадными орудиями ожидался не раньше августаШаблон:Sfn-g.

В ночь на 21 июня (3) июля дивизия снялась с осадных позиций и отступила к Эчмиадзинскому монастырю. В обители был устроен госпиталь для больных солдат. На трёх монастырских башнях установили по одному полевому орудию. 24 июня (6) июля до 2000 солдат приступили к заготовке провианта[Комм. 2].

Снабдив монастырь достаточным количеством провианта, Красовский 30 июня (12) июля со своим корпусом направился к Баш-Абаранской возвышенности и стал лагерем при урочище Дженгули. В монастыре оставались батальон севастопольского пехотного полка (до 500 штыков), 5 орудий, конная сотня из армянской добровольческой дружиныШаблон:Sfn-g, испросившая у Красовского разрешение остаться для защиты монастыряШаблон:Sfn-g, и 700 больных солдатШаблон:Sfn-g.

Осада Эчмиадзинского монастыря Хусейн-ханом

Эриванский сердар Хусейн-хан, узнав, что в Эчмиадзинском монастыре находился всего один батальон севастопольского полка, предпринял попытку захватить монастырь, и 3 (15) июля 4000 кавалерии (по другим данным, 500Шаблон:Sfn-g) и два батальона сарбазов (2000 чел.) с двумяШаблон:Sfn-g (по другим данным, с тремяШаблон:Sfn-g) орудиями вышли из Эривани и на следующий день осадили монастырь. На отлогостях горы Арагаца (тюркский: Алагёз), напротив русского лагеря, расположился отряд карапапахской конницы в 1000 человек под предводительством Наги-хана для слежения за действиями корпуса КрасовскогоШаблон:Sfn-g.

Комендантом эчмиадзинского гарнизона на тот момент был пожилой штаб-офицер 20-й Артиллерийской бригады — подполковник Линденфельд. Сердар послал ему письмо, в котором уверял коменданта, что Паскевич с главными силами отступил от Нахичевани в Грузию и помощи эчмиадзинскому гарнизону ждать неоткуда, предлагая последнему покинуть монастырь. Со своей стороны, Хусейн-хан гарантировал свободный проход гарнизона в любую сторону, ручаясь за его безопасность. В противном случае — монастырь будет взят силой, и тогда никому не будет пощадыШаблон:Sfn-g.

Ответом на письмо был орудийный выстрел с монастырской башни. Хусейн-хан вынужден был отодвинуть войска на безопасное расстояние и, окружив монастырь, блокировал все пути сообщения. Однако 5 (17) июля нескольким местным армянам всё-таки удалось добраться до русского лагеря при Дженгули и сообщить Красовскому об осадном положении монастыря. Красовский тут же, снарядив два батальона с четырьмя орудиями, выдвинулся к ЭчмиадзинуШаблон:Sfn-g. Карапапахский отряд известил Хусейн-хана о движении русских, и сердар, сняв блокаду, отступил к Сардар-Абаду и далее ушёл в ЭриваньШаблон:Sfn-g.

Вторжение Персидской армии Аббас-Мирзы

Разведка

Персидское командование широко использовало шпионов и лазутчиков, в основном среди местного населения — армян, татар (имеются в виду азербайджанцы), персов. Обычно это были маркитанты, торговавшие в русском лагереШаблон:Sfn-g. Красовскому же, для получения сведений о противнике, чаще приходилось проводить рекогносцировки и кавалерийские разведки.

Причиной более слабой агентуры у русского командования были казни и жестокие пытки иранцами русских шпионов или лазутчиков[Комм. 3], в то время как выявленных иранских шпионов — высекали и, продержав некоторое время под стражей, выпускали, после чего последние могли продолжить заниматься своим ремесломШаблон:Sfn-g.

В Эчмиадзине Нерсесом Аштаракеци была налажена система сбора информации о неприятеле. От него посылались лазутчики в Эривань и Сардар-Абад. Донесения главнокомандующему дублировались. Разведкой вражеских передвижений занимался Казиар АрутюновШаблон:Sfn-g. Красовскому передавал ценные сведения племянник архиепископа Аштаракеци — Педрос МаркаровШаблон:Sfn-g. Последний сообщил 6 (18) августа о вторжении персидских войск. То же известие было подтверждено прибывшим на следующий день из персидского лагеря армянским старшиной меликом Сааком Агамаляном, командовавшим армянской пехотой эриванского сердара Хусейн-ханаШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g.

Сведения о противнике носили в русских штабах порой противоречивый характер. В случае, когда Красовский послал в главный лагерь у Кара-Бабы Паскевичу донесение о концентрации крупных сил персов вблизи своего лагеря, Паскевич отвечал, что по имевшимся у него сведениям в персидской армии произошёл бунт, а сам Аббас-Мирза был арестован и находился в Чорсе под стражейШаблон:Sfn-g. Красовский в дальнейшем писал:

Собрав все необходимые сведения о русских, Хусейн-хан послал письмо Аббас-Мирзе, в котором писал, что Эривань освобождена от блокады; русские, оставив в монастыре Эчмиадзин множество больных и небольшой гарнизон, отступили в горы; отряд Красовского малочислен и состоит из молодых и неопытных солдат[Комм. 4]; нет ничего легче, как овладеть теперь Эчмиадзином, отбить осадную артиллерию, двигающуюся ещё в Безобдальских горах, и, истребив Красовского, открыть дорогу в ГрузиюШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g.

4 (16) августа армия Аббас-Мирзы (15 000 кавалерии и 10 000 пехоты при 22 орудиях)Шаблон:Sfn-g, перейдя Аракс близ Сардар-Абада, вторглась в Эриванское ханство, а 8 (20) августа заняла селенье Аштарак, находившееся между Эчмиадзином и русским лагерем при ДженгуляхШаблон:Sfn-g. Убедившись в неприступности русских позиций на Баш-Абаранской возвышенности, Аббас-Мирза отвёл свои войска к Ошакану и стал лагерем.

Цель вторжения

Предполагалось захватить Эчмиадзинский монастырь, затем обходным маршем через Гюмри вторгнуться в Грузию и разрушить до основания ТифлисШаблон:Sfn-g, после чего — через Елизаветполь и Карабахскую провинцию по Худаферинскому мосту или через Асландузский брод перейти Аракс и вернуться в АзербайджанШаблон:Sfn-g.

При появлении персидской армии в тылу главных сил русских Паскевич был бы вынужден отказаться от похода на Тавриз. Красовский так оценивал действия Аббас-Мирзы:

Первые столкновения

«Военный лагерь на Кавказе»
худ. Г. Ф. Шукаев (1862)

Утром 10 (22) августа со стороны р. Абарани перед русским лагерем появились 2000 персидской кавалерииШаблон:Sfn-g. Казачьи пикеты, маневрируя, сгруппировались до пятидесяти человек и отстреливались до подхода подкрепления. На помощь были высланы две казачьи сотни и два батальона пехоты с двумя орудиями. С прибытием подкрепления казаки, при поддержке пехоты, контратакой отбросили персидскую конницу. В бою был ранен саблей в ногу хорунжий (подпоручик) КрюковШаблон:Sfn-g.

В ночь на 13 (25) августаШаблон:Sfn-g персидская кавалерия скрытыми ущельями подошла с нескольких сторон к русскому лагерю и с рассветом внезапно атаковала казачьи аванпосты. Однако казаки сумели продержаться до прибытия пехоты, после чего иранцы были отбиты со всех направлений. В то время Красовский с генералом П. Х. Трузсоном и 50-ю казаками проводил рекогносцировку по Эчмиадзинской дороге. Опасаясь за командующего отрядом, из лагеря в его сторону выдвинулся пехотный батальон с одним орудием. В ущелье горы Карны-Ярых Трузсон с пятью казаками, шедшие впереди разведотряда, издали заметили засаду и остановились. В то место ежедневно ходил казачий разъезд для получения информации путём телеграфа об обстановке в Эчмиадзинском монастыреШаблон:Sfn-g. Около 500 персидских всадников, поняв, что их обнаружили, кинулись в погоню за отрядом, но через несколько вёрст увидели приближение батальона русской пехоты и повернули назад.

В тот же день из лагеря Красовского заметили движение крупных сил иранцев в сторону Судагента, откуда в то самое время должен был прибыть из главного лагеря в Кара-Бабе от Паскевича тифлисский военный губернатор Сипягин. Красовский тут же выступил в данном направлении с двумя батальонами пехоты и четырьмя орудиями на помощь Сипягину. На Судагентской дороге последний действительно был атакован персидской кавалерией, но высланный за день до того батальон севастопольского полка, для встречи губернатора, сумел отбить все атаки неприятеляШаблон:Sfn-g.

Между горой Арагац и русским лагерем появились до 4000 персидской кавалерии. Красовский выступил против них с двумя батальонами пехоты, до 50-ти человек борчалинской (азербайджанской) конницыШаблон:Sfn-g, двумя орудиями при казаках и отделением конгревовых ракет. В своей реляции Красовский отмечал удачное действие последних. Было выпущено до 20-ти ракет Конгрива, «которые разгоняли толпы неприятельские». Батальон 40-го Егерского полка, подкреплённый севастопольцами, «теснил оного до самой ночи»Шаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g.

Осада Эчмиадзинского монастыря

15 (27) августа часть персидской армии — под командованием Юсуф-хана (Юсуп-хана)Шаблон:Sfn-g, Зограб-хана и ТопчибыШаблон:Sfn-g — осадила Эчмиадзин.

На предложение Юсуф-хана сдать монастырь комендант ответил лаконично: «Не сдам»Шаблон:Sfn-g. Тогда Юсуф-хан попытался склонить Линденфельда на шахскую службу, обещая всевозможные привилегии[Комм. 5]. Персидские сановники не скупились на посулы. Линденфельд отвечал:

«Русские собой не торгуют, а если монастырь персиянам нужен, то пусть они войдут в него как честные воины, с оружием в руках»Шаблон:Sfn-g.

Юсуф-хан отправил архиепископу Нерсесу письмо следующего содержания:

«Если ты добровольно не отворишь ворота, то я окружу монастырь всей артиллерией, пушками, мортирами — и разорю его до основания. Тогда, Нерсес, грех будет лежать уже на твоей душе»Шаблон:Sfn-g.

Нерсес дал ответ:

«Обитель сильна защитой Бога, попытайся взять её…»Шаблон:Sfn-g.

Утром 16 (28) августа персидская артиллерия начала интенсивный обстрел монастыря. Орудийная канонада была слышна в русском лагере при ДженгулиШаблон:Sfn-g, что в огромной степени беспокоило КрасовскогоШаблон:Sfn-g. Связь с русским лагерем была прервана. Несколько армян и татар, пытавшихся пробраться из лагеря в Эчмиадзин и из Эчмиадзина в лагерь, были схвачены персами. Двум из них выкололи глаза, двум отрезали носы и уши, а несколько человек из них пропали без вести. Однако некоторые сведения Красовский получил от четырёх перебежчиков из персидского стана. Беглые сарбазы сообщили, что эриванский сердар дал слово Аббас-Мирзе поднести ему через два дня ключи Эчмиадзина, а Аббас, со своей стороны, обещал сердару подарить для Эриванской крепости всю русскую осадную артиллериюШаблон:Sfn-g. Эти известия вскоре подтвердил и мелик Саак Агамалян, подробно описавший план действий персидской армии.

Адъютант предоставил Красовскому провиантскую ведомость, согласно которой продовольствие в монастыре было на исходеШаблон:Sfn-g. Последний тут же приказал сформировать на воловьих арбах транспорт с десятидневным провиантом[Комм. 6]Шаблон:Sfn-g.

Выступление отряда Красовского к Эчмиадзину

Приказ генерала Красовского № 40 от 16 августа 1827 года.

Ребята! Я уверен в вашей храбрости, знаю готовность вашу бить неприятеля. В каких бы силах он с нами ни встретился, мы не будем считать его. Мы сильны перед ним единством нашего чувства: любовью к отечеству, верностью присяге, исполнением священной воли нашего государя. Помните, что строгий порядок и устройство всегда приведут вас к победе. Побежит неприятель — преследуйте его быстро, решительно, но не расстраивайте рядов ваших, не увлекайтесь запальчивостью. У персиян много конницы; потому стрелкам не отходить на большие дистанции и, в опасных случаях, быстро собираться в кучки. Вас, господа офицеры, прошу иметь за этим строжайшее наблюдение. Надеюсь, ребята, что мои желания исполнятся в точности, что порядок, тишина и безусловное повиновение будет для каждого из вас святой и главной обязанностьюШаблон:Sfn-g.

16 (28) августа в пять часов пополудни отряд был построен перед своими палатками. Красовский, объехав ряды, огласил приказ:

Солдаты, сняв головные уборы, коленопреклонно произвели напутственное молебствие. Офицеры, приложившись к кресту, встали на свои места. Священник Севастопольского пехотного полка протоиерей отец Тимофей Мокрицкий, окропив знамёна и отряд святой водой, громогласно обратился к солдатамШаблон:Sfn-g:

Силы сторон

Русский отряд

Сводный походный отряд составлялиШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g:

Пехота:
Кавалерия:
Артиллерия:

Общая численность русского отряда по разным данным составляла от 2300 до 3000 человек.

Нетрадиционную версию, противоречащую вышеприведённым источникам, в 1969 году выдвинул военный историк Хаджимурад Ибрагимбейли (азерб.). По его сообщению, в отряде Красовского, кроме уже упомянутых сил, находились ещё 5000 азербайджанской иррегулярной конницы. Обосновывая данное утверждение, Ибрагимбейли писал, что «отряд в 2800 человек при всех условиях, не в состоянии был бы одолеть 30-тысячный вражеский корпус, усиленный 22 орудиями», а «дворянско-буржуазная историография царской России не упомянула об участии в составе русских войск азербайджанской конницы, грузинской и армянской пеших дружин»Шаблон:Sfn-g. Однако, вопреки данному мнению, документы указывают на присутствие в походном отряде Красовского к Эчмиадзину двух последних, а борчалинская (азербайджанская) конница упоминается в Алагёзском сражении 13 (25) августа того же года

Персидские источники сообщают, что Аббас-Мирза получил сведения, что русские силы в лагере при Дженгулях, защищённом рельефом местности, насчитывают 5000 пехоты и 1000 кавалерии, и то же число относят к принимавшим участие в битве[с 3]. Ту же численность приводит и Перси СайксШаблон:Sfn-g.

Персидская армия

По сведениям английскихШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g, российскихШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g и армянских[с 2]Шаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g (или советских)Шаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g источников, общая численность войск Аббас-Мирзы и сердара Хусейн-хана составляла — 30 000 человек при 24 орудиях[Комм. 7]Шаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-gШаблон:Sfn-g[1].